Посольство Российской Федерации в Ливанской Республике
Телефон: (+961-1)30-00-41/42
/
ru en
17 июня / 2015

Дипломаты Российской империи в Ливане: 1839-1914 гг.

В этом году мы отмечаем семидесятилетнюю годовщину установления дипломатических отношений между Россией (в 1944 г. – Советский Союз) и Ливанской Республикой. Однако фактически дипотношения между нашими странами ведут отчет с 1839 г., хотя в XIX – начале XX вв. они и носили односторонний характер – в Бейруте работало российское диппредставительство, в Санкт-Петербурге же – посольство Османской империи, в состав которой входила территория современного Ливана.

По условиям Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г., ставшего результатом очередной победы Российской империи в очередной русско-турецкой войне (1768-1774 гг.), Россия получила право оказывать покровительство православному населению Османской империи и отстаивать его интересы перед турецкими властями. В нескольких османских вилейятах, где проживали православные подданные Великой Порты, на Балканах и Ближнем Востоке, были открыты российские консульские представительства. Одно из таких консульских учреждений в 1839 г. было переведено из палестинского города Яффа в Бейрут. Первоначально оно подчинялось генеральному консульству России в Александрии, которое возглавлял в тот период граф Медем, подчинявшийся в свою очередь российскому послу в Стамбуле А.Бутеневу. В 1843 г. бейрутский консулат был преобразован в генеральное консульство, сферой деятельности которого стала вся территория современных Ливана, Сирии и часть Палестины.

В период с 1839 по 1914 гг. в Бейруте российское генконсульство возглавляли восемь дипломатов: К.Базили (1839-1853 гг., генконсул с 1843 г.), Н.Мухин (1856-1859), А.Бегер (1860-1869), К.Петкович (1869-1897), К.Лишин (1897-1902), Н.Демерик (1903-1905), А.Гагарин (1906-1911), Г.Батюшков (1912-1914). За этот период российский генконсул отсутствовал в Бейруте лишь три года (1853-1856 гг.), во время Крымской войны, когда Великобритания, Франция, Королевство Сардиния и примкнувшая к ним Османская империя совершили агрессию против России. Осенью 1914 г. в связи с началом Первой мировой войны, в которой Османская империя была одним из противников России, генконсульство в Бейруте было закрыто.

Из работавших в Ливане в XIX-начале ХХ века российских дипломатов наиболее заметный след в истории наших отношений оставили Константин Базили и Константин Петкович. Оба они работали в Бейруте продолжительное время (первый – 14, а второй – 28 лет). Эти люди являлись блестящими дипломатами, выдающимися учеными-востоковедами и литераторами, просто яркими личностями.

Константин Базили (1809-1884) получил образование в Одессе. До поступления в знаменитый Ришельевский лицей (в дальнейшем Новороссийский Императорский университет) он учился в одесской гимназии вместе с великим русским писателем Николаем Гоголем. Впоследствии К.Базили вспоминал: «Вдвоем с Гоголем, моим лучшим приятелем, … издавали мы ежемесячный журнал страниц на пятьдесят, шестьдесят». Зимой 1848 г. К.Базили принимал своего друга в Бейруте, а затем сопровождал его в поездке в Иерусалим.

В бейрутском генконсульстве российский дипломат работал чрезвычайно активно, в Архиве внешней политики Российской империи хранятся многие и многие тома его дипломатических донесений. Он оставил после себя интересные научные труды – «Записки о внешней торговле Сирии», «Статистические заметки о племенах Сирийских и о духовном их управлении», «Опыт духовной статистики Сирии и Палестины» и свою главную научную работу «Сирия и Палестина под турецким правительством», завершенную в 1848 г. и переведенную впоследствии на арабский язык. Тогдашний министр иностранных дел царской России Карл Нессельроде высоко ценил не только дипломатический, но и научный талант К.Базили. Так, получив экземпляр книги «Опыт духовной статистики Сирии и Палестины», министр выразил автору «совершенную благодарность за скорое и отчетливое окончание достойного труда», подчеркивая заинтересованность МИД в накоплении полезной страноведческой информации.

Генконсул К.Базили досконально владел проблематикой ситуации в тогдашнем Ливане, тщательно изучал генезис наиболее острого для ливанцев вопроса того времени – друзско-маронитского конфликта. К мнению К.Базили прислушивался турецкий сераскер (главнокомандующий) в Ливанском генерал-губернаторстве Мустафа-паша, обращавшийся к российскому генконсулу с конфиденциальными просьбами о рекомендациях. Так в январе 1842 г. К.Базили передал турецкому паше предложения по «успокоению страны» в условиях друзско-марониских распрей, где, в частности, указывал, что считает возможным поставить во главе всех многоконфессиональных районов Ливана мусульманина-неливанца как общего правителя, а при нем создать советы представителей всех религиозных общин. Проект К.Базили предусматривал, что «собственность крестьянина может быть продана только крестьянину, собственность шейха или эмира только шейху или эмиру, собственность монастыря или церкви – монастырю или церкви». Российский генконсул полагал необходимым для «лечения ливанских проблем» становление централизованных органов управления и прекращение обезземеливания крестьянства. Может быть, этот «рецепт» сохраняет актуальность и по сей день? При этом в своих дипломатических депешах К.Базили неоднократно указывал на негативную роль Франции и Великобритании в ливанских делах. Преследуя свои интересы, британцы и французы в то время поддерживали и подстрекали друг против друга друзов и маронитов.

Дом К.Базили в Бейруте являлся культурным центром местной православной общины. Российский генконсул помог восстановить типографию православной литературы, открыть при православных религиозных центрах около двух десятков школ. Неизменной была его помощь русским паломникам, направлявшимся в Святую землю. Многогранная деятельность первого генконсула России в Ливане заложила достойную основу для работы в Бейруте его преемников. К огромному сожалению, неизвестна судьба его огромного личного архива, за работой над которым он скончался утром 10 февраля 1884 г.

Константин Петкович (1826-1897), как и К.Базили, учился в Одесском Ришельевском лицее, а затем в 1851 г. с отличием окончил Санкт-Петербургский университет. В 1853 г. он поступает на службу в министерство иностранных дел, направляется в консульство в Рагузу (ныне Дубровник), а в 1869 г. назначается генконсулом в Бейруте. К.Петкович был энциклопедически образованным человеком, владел многими балканскими и восточными языками, включая их диалекты, увлекался археологией и арабскими рукописями. Дипломатический опыт, свободное владение арабским языком и трудолюбие позволили новому генконсулу быстро освоиться в крайне запутанной обстановке тогдашнего Ливана и расположить к себе ливанского генерал-губернатора Франко-пашу. К.Петкович, проводя линию Санкт-Петербурга, последовательно отстаивал интересы православного населения своего консульского округа, хотя при этом он и справедливо отмечал в своих донесениях, что ливанская коррупция не знает конфессий и «с допуском христианского элемента в турецкую администрация… бедные христиане принуждены приносить деньги и подарки и пашам, и христианским чиновникам, которые служат посредниками и пользуются влиянием».

Уже в 1870 г. недавно прибывший в Бейрут генконсул направил в российское посольство в Стамбуле графу Николаю Игнатьеву первый вариант очерков о Ливане и ливанцах, основанный на данных турецкой статистики. Научно-обобщенная информация о политическом устройстве генерал-губернаторства, экономическом положении, правах и обычаях местного населения, образовании, природных ресурсах имела несомненное практическое значение. В дальнейшем автор дополнил свой труд новыми материалами и издал на арабском языке главную книгу своей жизни «Ливан и ливанцы. Очерки нынешнего состояния автономного Ливанского генерал-губернаторства в географическом, этнографическом, политическом и религиозном отношениях» и сам же перевел ее на русский. В 1885 г. это издание вышло в свет в Санкт-Петербурге, а затем неоднократно переиздавалось в Ливане и России.

Работа К.Петковича на ливанской земле знаменательна его деятельным участием в делах Императорского Православного Палестинского общества (ИППО). Именно при этом российском генконсуле была открыта большая часть из 48 школ Общества в Ливане (т.н. «московских» школ). Видный деятельно ИППО, один из его основателей Василий Хитрово писал: «Пока Петкович в Бейруте, мы можем быть спокойны за его каменной стеною». Российские ассигнования на деятельность ИППО в Ливане, Сирии и в Палестине до Наблуза включительно шли через бейрутское генконсульство, что способствовало быстрому решению вопросов строительства образовательных учреждений, приютов и пансионов для православных паломников, возведения храмов и лечебниц, мастерских, прокладывания дорог. Генконсул России блестяще организовал в 1888 г. пребывание в Ливане, Сирии и Святой земле членов Императорской фамилии.

Более чем 40-летнее дипломатическое служение в сложнейшей обстановке на Балканах и Ближнем Востоке подорвали здоровье российского дипломата. В январе 1897 г. он подал в отставку и в октябре того же года скончался.

Вспоминая российских дипломатов в Ливане, нельзя не упомянуть князя Александра Гагарина. Князь находился на службе в Бейруте дважды: в 1895-1897 гг. в качестве секретаря и переводчика генконсульства, а с 1905 г. по 1911 г. как первое лицо диппредставительства. По службе в генконсульстве А.Гагарин встречался и взаимодействовал с выдающимися российским востоковедами, находившимися на ливанской земле в научных командировках – Агафангелом Крымским, автором книги «Письма из Ливана» (жил в Ливане в 1896-97 гг.) и Игнатием Крачковским, автором классического перевода смыслов Священного Корана на русский язык (1909 г.). А.Гагарин имел редкое по тому времени хобби – он увлекался фотографией. В фонде «Коллекция ИППО» Государственного музея истории религии (Санкт-Петербург) хранится более 60 фотографий, сделанных дипломатом. На 22 из них – изображения Ливана, конца XIX – начала ХХ вв., в том числе фото здания российского генконсульства в бейрутском районе Ашрафия (ныне в нем располагается министерство иностранных дел Ливанской Республики).

Из ливанцев, тесно связанных с генконсульством России, следует особо отметить семейство Сурсок. Никола Сурсок в 1870-х годах работал в генконсульстве в качестве «почетного драгомана», Наджиб и Эмилия Сурсок, также тесно связанные с российскими дипломатами в Бейруте, являлись иностранными членами ИППО. Именем Сурсок в Ашрафии названа улица и работает музей Сурсок, а близ православной школы, которую патронировала Э.Сурсок ей установлен памятник. И сегодня Российской Посольство не теряет связи со знаменитым ашрафиским семейством. Наш частый гость – Роберт Сурсок, известный в сегодняшнем Ливане человек.

Наследие дипломатии Российской империи в Ливане изучается в современной России. Особо следует отметить в этом плане работы сотрудника Института востоковедения РАН Ирины Смилянской и правнучки К.Петковича Елены Гончаровой, живущей в Санкт-Петербурге. В Ливанской Республике эту тему исследует наша соотечественница Татьяна Бахер (Кувашова), опубликовавшая несколько научных статей и подготовившая по материалам российских и бейрутский архивов интересную фотовыставку с комментариями.


С.А.Воробьев
Советник Посольства России в Ливане,
профессор, кандидат исторических наук